header image

 gavrilov vladimir

Дата рождения: 1878 г.

Дата смерти: 20 апреля 1952 г.

Сведения:

Священник Владимир Константинович Гаврилов родился 1887 году в деревне Усохино, Опочецкого района Великолукской области. Отец Владимир с 1941 года по 1949 являлся настоятелем Покровской церкви города Опочка.

tankovod

Дата рождения: 1885 г

Дата смерти: 7 августа 1942 г.

Жизнеописание:

Иерей Феодор Константинович Тонковид родился в 1885 году в деревне Забелье Полоцкого уезда Витебской губернии в крестьянской семье. Мать его умерла очень рано, отец отдал отрока Феодора на воспитание в Свято-Троицкий Марков монастырь первого класса, находящийся в трех верстах от города Витебска. В 1910 году Феодор Константинович окончил Духовную семинарию, расположенную при том же монастыре, женился и был рукоположен во диакона. Его супруга Евфросиния Андреевна (1893-1973) была сиротой, как и он сам. Через год (в 1911 г.) диакона Феодора рукополагают в иерейский сан, и с этого времени началось его нелегкое иерейское служение. Где был первый приход о. Феодора – неизвестно, где-то под городом Невелем. Второй приход находился в селе Белохвостово Доминиковской волости Невельского уезда. Там и застал о. Феодора февраль, а потом и октябрь 1917 года.

Придя к власти, большевики стали ломать вековые устои русского народа. С первых же дней правления своей антинародной политикой они вызвали огромное негодование в народе, особенно среди обманутого ими крестьянства. В сентябре 1918 года в 18 из 20 волостей (кроме Долысской и Шаховской) Невельского уезда поднялись крестьянские восстания против советской власти. Крестьянами были разгромлены местные советы и убиты многие комиссары. Через несколько месяцев крестьянские восстания были жестоко подавлены. Пострадало немало народа. Милостию Божией о. Феодору удалось избежать расправы. В том же селе Белохвостово в 1920 году у о. Феодора и его супруги Евфросинии Андреевны родился сын, а через четыре года – дочь Нина. В начале 1929 года о. Феодор своими руками построил дом около церкви на горке, но пожить в нем не довелось. Через полгода власти отняли дом. Батюшку перевели служить в село Стайки, где он со всей семьей поселился в маленькой сторожке возле храма. В сентябре 1932 года о. Феодор был арестован. Сотрудники НКВД приехали ночью и увезли батюшку в Великие

Луки. Его малолетние дети, напуганные арестом отца, бегали по селу и кричали о случившемся. После ареста священника храм закрыли и разграбили. Некоторое время спустя в Великих Луках состоялся суд, на котором разрешили присутствовать его жене. Отцу Феодору откровенно предлагали отречься от Бога и от Церкви или хотя бы стать обновленцем. Он не принял ни того, ни другого, на суде держался стойко и мужественно, а судьям отвечал, что предпочитает пострадать, чем отречься от Христа. По решению тройки ПП ОГПУ Западной области от 22.11.32 на основании ст. 58-10 УК РСФСР ему дали пять лет высылки в Северный край (г. Каргополь). В Каргополе о. Феодор работал на клюквенном заводе, где пилил бревна и доски с другим священником. Два раза в месяц они, как и все ссыльные, приходили отмечаться в органы НКВД.

Семья о. Феодора из Белохвостова переехала в Витебск. Сначала они жили у сестры Евфросиньи Андреевны, а потом снимали комнату в подвале. Евфросинья Андреевна работала уборщицей в общежитии железнодорожников, иногда за работу ей давали бесплатные билеты, и она могла ездить к мужу в Каргополь. Все пять лет ссылки о. Феодор всячески помогал своей семье, оставшейся после его ареста без средств существования и в великой нужде, так как нквдешники конфисковали у них все имущество. К тому же в это время на Украине и в Белоруссии начался голод.

Осенью 1937 года о. Феодор вернулся из ссылки. К этому времени в Витебске уже не было ни одного действующего храма. Часть из них была отдана под склады, другие – просто разрушены. Батюшке, чтобы прокормить семью, пришлось идти работать на обувную фабрику. Там у него было сразу три работы: он варил клей, подвозил топливо и готовый клей развозил по цехам. 22 июня 1941 года началась война, а уже 29 июля немцы подошли к Витебску. Опасаясь за жизнь, все жители ушли в лес. Пять дней шли ожесточенные бои, все кругом горело. Когда люди вернулись, город был практически разрушен. От дома, где жила семья о. Феодора, камня на камне не осталось. Но даже в такой разрухе люди не забывали о храмах Божиих. В Витебске и его окрестностях стали открывать уцелевшие церкви. Осенью 1941 года о. Феодор был назначен служить в Троицкий храм бывшего Маркова монастыря, где когда-то прошли его семинарские годы. В 30-х годах там был фабричный склад. В чудом уцелевший храм народ стал приносить иконы и церковную утварь, был освящен престол и вновь возобновилась молитва. В центре Витебска был открыт трехпрестольный собор, куда вскоре был переведен о. Феодор. Вся семья поселилась в доме возле собора, где они занимали одну комнату, в остальных жили другие священнослужители с семьями.

В начале января 1942 года к о. Феодору приехали жители села Ловец Невельского района и просили его переехать к ним, так как храм у них

сохранился в прекрасном состоянии с иконами, утварью и облачением, а священника не было. Ловецкие жители очень хорошо знали о. Феодора, помнили, как он служил в селе Стайки, находящемся по соседству с Ловцами. Староста Ловецкого храма все же выпросил батюшку для своей церкви. 14 января о. Феодор отслужил свою последнюю литургию в городе Витебске, и через два дня всю его семью на санях повезли в Ловец. Село Ловец стало последним местом служения о. Феодора.

С приездом священника жизнь в Ловце сильно изменилась, открылась церковь, стала совершаться литургия, и народ вновь потянулся в дом Божий. По воскресеньям храм был переполнен молящимися, люди приезжали даже из самых отдаленных деревень. Отец Феодор все время ездил по окрестным селениям, крестил детей, освящал дома и причащал больных. Он всегда приходил по первому зову. Иногда о. Феодор возвращался домой лишь поздно вечером. После каждой литургии батюшка совершал панихиды по погибшим воинам, порой их было так много, что панихида длилась 1,5-2 часа. Немало людей венчалось, даже тех, кто уже был в возрасте и имел детей. Война изменила судьбы многих, горе, пришедшее в дом, заставило по-иному взглянуть на жизнь. Душа человеческая стала искать успокоения, обращая свой взор к Богу. Со всей уверенностью можно сказать, что в Ловце начиналось духовное возрождение. Однажды к о. Феодору из соседней деревни приехала некая женщина и стала просить батюшку пособоровать и причастить ее умирающего дядю, жившего в деревне Ступище. Эта деревня находилась в лесу за рекой, в сторону от деревни Турки-Перевоз (Турки-Перевоз в 5 км от Ловца). Жена и дочь о. Феодора всячески отговаривали батюшку. В тех местах был партизанский край: с 1942 года промежуток от деревни Клиновое до деревни Турки-Перевоз был под контролем партизан.

Ехать в деревню Ступище было очень опасно, поэтому родные не хотели отпускать батюшку, опасаясь за его жизнь. Но приехавшая женщина настойчиво ждала у дома священника. Дочь батюшки, Нина, даже вышла из дому и стала ругать ее, говоря, что она везет отца на смерть. Но все было бесполезно. Отец Феодор пожурил дочку, сказав ей, что нельзя так обращаться с людьми, что если и суждено пострадать, то он пострадает за Христа. Батюшка зашел в храм, взял Святые Дары, положил в Дароносицу, и они поехали. Жена и дочь, оставшись дома одни, молились и плакали, чувствуя, что уже в последний раз видели о. Феодора. Через три километра, доехав до своей деревни, женщина слезла с повозки и пошла домой. С отцом Феодором поехал мальчик, который был родом из деревни Ступище. Они проехали еще немного, как вдруг из леса вышло семеро вооруженных людей. Это были партизаны, которые заранее их здесь поджидали. С площадной руганью и издевательствами, они согнали батюшку с телеги, привязали его сзади. Сами же, усевшись на телегу, поехали в сторону реки. Бежавшего за ними связанного священника они заставляли служить панихиду по самому себе. В тех деревнях и на хуторах, через которые провозили отца Феодора, люди потом рассказывали, что слышали, как батюшка пел панихидные песнопения. У реки партизан ожидали две лодки. Переплыв на другой берег, бандиты потащили священника в лес. Избивая, они сорвали с него крест и рясу. Отец Феодор прикрывал руками Дароносицу со Святыми Дарами, крепко прижав к себе и не отпуская ее. Тогда одержимые злобой и ненавистью безбожники стали колоть штыками руки, бить по лицу и голове. Штыками они выкололи ему глаза, под конец полуживому священнику выстрелили в голову так, что пуля разорвала ему весь затылок. Наспех выкопав яму, партизаны бросили туда тело о. Феодора в одном нижнем белье и слегка забросали землей. Чтобы никто не пытался искать батюшку, они пригрозили жителям соседних деревень и хуторов, сказав им, что «попа убили, а яму заминировали».

Отец Феодор сподобился мученической кончины 7 августа н. ст. 1942 года, не дожив трех недель до Успения Пресвятой Богородицы, престольного праздника Ловецкой церкви. В тот же день о случившемся стало известно в Ловце. Народ был сильно напуган. Прихожане не пускали в Ступище жену и дочь батюшки, и из них никто не решался туда поехать. Все боялись, тем более, что точного места, где закопали о. Феодора, никто не знал.

Одному благочестивому старику, рабу Божиему Тимофею, из деревни Ятлище приснился сон, что он стоит в храме со множеством народа. Все плачут. Вдруг явился сам Господь наш Иисус Христос и говорит им: «Что вы стоите и плачете, идите и возьмите своего пастыря», и указал Тимофею место, где лежал о. Феодор. Утром старик проснулся весь в слезах и рассказал про свой сон жене. На следующий день она с еще двумя женщинами, Олимпиадой и Иулией, отправились за телом убиенного батюшки. Они взяли с собой две простыни и пошли. Дойдя до реки, женщины увидели на берегу двух мальчиков, ловивших рыбу, и попросили у них лодку. Переплыв на другой берег, они вышли из лодки, перекрестившись, пошли в лес и пришли прямо к месту захоронения. Рядом со свежей ямой были остатки костра. Что жгли там убийцы, навсегда останется для нас тайной. Сверху над могилой лежала срубленная сосенка. Опасаясь мин, женщины осторожно руками стали разгребать землю. Они вытащили изуродованное тело священника и, завернув его в простыню, несли до реки три километра. В лодке они плыли еще километров шесть до деревни Перевоз, где их уже ждала подвода. До Ловца они добрались к вечеру. В селе их встречали со скорбным колокольным звоном. Тело о. Феодора было все в песке и запекшейся крови. Он пролежал в земле почти шесть дней. Леонид Михайлович Щербов с другими мужчинами очистили и помыли его, облачили в священнические ризы и положили в гроб, лицо накрыли воздухом. Три дня народ приходил в храм прощаться со своим пастырем. Приходили и молодые, и старые, целовали почерневшие от многочисленных ран его руки. Прикладывались все. Многие плакали, жалея, что лишились такого батюшки. Он ко всем относился с любовью, и народ отвечал ему тем же. 13 августа о. Феодора похоронили за алтарем Успенской церкви села Ловец.

Через год, в августе 1943 года, началось наступление советских войск на город Невель. В сентябре он уже был освобожден. К ноябрю фронт дошел и до Ловца. В тех местах шли ожесточенные бои. Успенский храм сгорел. Погорело еще несколько деревень в округе. Люди рассказывали, что храм подожгли все те же партизаны. Они сожгли его вместе с засевшими там немцами.

После войны из Москвы приехали два следователя, расспрашивали об убийстве священника. Они говорили, что командир партизан был арестован и предан суду. Правда, следователи называли его не командиром, а главарем банды, хотя этот главарь до войны был председателем исполкома города Невеля. Отряд его был расформирован и отправлен в штрафной батальон. На их совести немало преступлений против мирных людей. Например, в 1942 году они сожгли дотла деревню Сомино.

В 1950 году семья о. Феодора вновь вернулась в Витебск, а когда 11 июня 1973 года умерла его жена Евросиния Андреевна, ее похоронили рядом с батюшкой на Ловецком кладбище.

По прошествии уже многих лет Господь являет нам один из драгоценных камней духовной сокровищницы земли русской. Можно со всей уверенностью сказать, что священномученик Феодор, пресвитер Ловецкий ныне предстоит в великом сонме святых новомучеников и исповедников Российских перед престолом Божиим, вознося свои молитвы к Царю славы Господу нашему Иисусу Христу за всю землю русскую, за то маленькое село, где упокоил его Господь. Воистину, село Ловец обрело своего небесного заступника и покровителя.

Источник: [Санкт-Петербургские Епархиальные Ведомости 2002 г. Выпуск 26-27 Статья: Свящ. Михаил (Груздев). Мученик иерей Феодор Тонковид стр. 187-191]

Дата рождения: 1894 г.

Дата смерти: 1958 г.

Место погребения: Могила находится за алтарем храма Преображения Господня п. Локня.

shim maria ivanova22

 

Схимонахиня Мария (в миру – Иванова Надежда Ивановна) родилась 11 марта 1928 года в деревне Якубиха, Новосокольнического района Псковской области.

25 февраля 2015 года епископом Великолукским и Невельским Сергием пострижена в великую схиму с наречением имени Мария в честь преподобной Марии Вифинской.

19 апреля 2021 года, на 94-м году жизни, после непродолжительной болезни, преставилась ко Господу.

Погребена за алтарем храма святителя Николая Чудотворца г. Новосокольники Псковской области.

 

Мой рассказ о матушке Рафаиле восходит к 17 января 1991 г., когда была опубликована статья о ней в "Псковской правде". Я встретилась с нею, когда ей было 98 лет, и она уже почти ничего не видела, при этом она меня перекрестила и благословила, и вот, отрывки из небольшого рассказа. "С трагической судьбой Вознесенского монастыря неразрывно связаны судьбы монашествующих женщин, которые после закрытия обители в 1925-м буквально оказались на улице. О них "позаботились": одних отправили в сельхозкоммуны, других - за неподчинение - в тюрьму, откуда вернулись немногие...

В 1990 году схимонахиня Рафаила (Булынина) была последне и единственной из сестер девичьего Вознесенского монастыря, кто дожил до времени, когда начинался, по сути, Русский православный ренессанс. Она помнила, как с соборного купола снимали крест, а потом сносили и сам купол... В ее келье все было скромно - мебели почти никакой, но на стене - иконостас, лампадка, под стеклом в рамке - последняя настоятельница Вознесенского монастыря схиигумения Людмила. Это она позвала в обитель будущую матушку Рафаилу, которую в миру звали Анной Булыниной.

В монастыре Анне понравилось. Здесь было немало таких, как она послушниц, в жизни которых не было места праздности и лени. Анна трудилась вместе с ними в садах и на огородах, принадлежавших монастырю, занималась рукоделием, читала молитвы, готовилась к монашескому постригу. Но время мирных трудов завершалось. После революции исповедание Христовой веры не приветствовалось новыми правителями России. И после закрытия монастыря мать Рафаила работала няней в детских яслях. Делала все на совесть, иначе не умела, но вместо похвалы не раз слышала в свой адрес незаслуженные замечания от заведующей. Обид старалась не таить, все больше погружаясь в различную работу. Когда в 1941-м пришла война и на Великие Луки упали первые бомбы, монахиня ухаживала за раненными воинами в госпитале, чинила и стирала их белье и военную форму, ласково, по-матерински, разговаривала с ними и наставляла. После войны вместе со своей сотаинницей матушкой Селафиилой, (перенесшей тюремное заключение), помогала во время служб в Казанской церкви. Ей было благословение убираться в алтарной части храма.Жила она тогда при церкви, а позже, по распоряженю облисполкома, сестрам Рафаиле и Селафииле возвратили их келлии, куда они с радостью вернулись. Кстати, по первому постригу мать Рафаила носила имя Мартирии, а только потом уже - Рафаилы.

Преодолевая старческие недуги, схимонахиня Рафаила верно хранила обет монашеского послушания. Несмотря на недуги телесные, доброта ее души, не сломленная унижениями и гонениями от злых людей, собирала в ее келлии массу верующих людей, приходивших к ней за молитвенным утешением, да и просто побыть рядом подле высокодуховного человека. Господь был милостив к матушке Рафаиле, и она дожила до дней, когда Вознесенский монастырь был вновь освящен, когда на один из его купола был вновь воздвигнут Божий крест. Хоть и слепенькая, она сидела на своей кроватке и все время молилась. Как и должно монахине. Такой она и запомнилась мне, чем очень тогда утешила и меня, грешную. Слава Богу за все!

Людмила Анатольевна Скатова. Поэт, член Союза писателей России.

Дата рождения: 27 октября 1957 г.

Дата смерти: 3 января 2021 г.

Дата хиротонии во диакона: 7 апреля 1995 г.

Дата хиротонии во пресвитера: 20 июля 1995 г.

Награды иерархические:

- наперсный крест 2015 г.

Награды общецерковные: - медаль преподобного Мартирия Зеленецкого III- степени 2020 г.

Биография:

Иерей Сергий Николаевич Чекменёв родился в городе Ленинграде 27 октября 1957 года в семье рабочих. После четвертого класса общеобразовательной школы поступил в художественную школу при Академии художеств, где учился до 9 класса. После окончания школы работал в Адмиралтейском объединении в качестве художника-оформителя. Затем служил в рядах Советской армии. Служил в Монголии в артиллерийских войсках. После демобилизации работал грузчиком, потом художником – оформителем, поступил вольнослушателем в Академию художеств, затем Высшее художественное училище им. Мухиной. Работал дворником. Самостоятельно занимался живописью, участвовал в выставках в Санкт-Петербурге и за рубежом.

В 1988 году вступил в брак, от которого появилось на свет четыре ребенка.

В 1992 году познакомился с игуменом Павлом (Кравцом), который благословил встать на путь служения Богу. После чего вся семья переехала из Санкт-Петербурга в Псковскую глубинку.

В 1995 году архиепископом Псковским и Великолукским Евсевием в праздник Благовещения в Троицком оборе г. Пскова был посвящен в диаконы.

30-го июля 1995 года в день празднования Святогорской иконы Божия Матери в Свято-Успенском Святогорском монастыре состоялась хиротония во пресвитеры.

В 1996 году был назначен настоятелем храма в честь Тихвинской иконы Божией Матери д. Добрывичи Бежаницкого района.

25 августа 2011 года по совместительству назначен настоятелем храма Воздвижения Креста Господня д. Чихачево, Бежаницкого района.

В 2015 году епископом Великолукским и Невельским Сергием за усердное служение был награжден наперсным крестом.

К празднику Святой Пасхи 2020 года удостоен правом ношения палицы.

В 2020 году к празднованию 25-ти летия служения в пресвитерском сане был удостоен Высшей награды Великолукской епархии медали преподобного Мартирия Зеленецкого III степени.

Скончался отец Сергий 3 января 2021 года, на 64-м году жизни, скоропостижно, в результате инсульта.

Погребен за алтарем храма Тихвинской иконы Божией Матери д. Добрывичи Бежаницкого района Псковской области.

no foto

 

Дата рождения: 20 июня 1931 г.

Дата смерти: 18 марта 1999 г.

Место погребения: Могила находится за алтарем храма святителя Николая Чудотворца г. Новосокольники Псковской области.

 

Дата рождения: 5 января 1946 г.

Дата смерти: 21 декабря 2020 г.

Дата хиротонии во диакона: 21 февраля 2016 г.

Биография:

Родился 5 января 1946 года с. Красная Поляна, Антрацитовского района Луганской области в семье рабочих.

Святое Крещение принял в 1947 году.

В 1964 году окончил среднюю школу.

С 1966-1968 год проходил службу в рядах Советской армии.

Женился в 1967 году. В 1968 году поступил в машиностроительный институт на вечерний факультет.

С 1969 года работал слесарем-сборщиком на заводе "ОР" в Луганске.

По выходе на пенсию стал активным прихожанином храма святителя Николая село Синяя-Никола Псковской области.

21 февраля 2016 года в храме Покрова Пресвятой Богородицы города Опочка, епископом Великолукским и Невельским Сергием рукоположен в сан диакона и назначен в клир храма святителя Николая село Синяя-Никола Псковской области.

В 2019 году по состоянию здоровья был почислен на покой.

21 декабря 2020 года, на 75-м году жизни, после тяжелой болезни, преставился ко Господу.

Погребен диакон Алексий на Синеникольском погосте Красногородского района неподалеку от могилы священника Александра Лаврова.

lavrovv

Дата рождения: 1808 г.

Дата смерти: 27 мая 1855 г.

Место погребения: Синеникольский погост Опочецкого уезда Псковской губернии.

Сведения:

Окончил Псковскую Духовную Семинарию. В Свято-Никольской церкви служил с 1832 года.

Источник: [Клировая ведомость Никольской церкви, состоящей в погосте Синненикола, уезда Опочецкого за 1841 год.]

 

Биография:

Родился 10 мая 1875 на погосте Утретки Опочецкого уезда Псковской губернии в семье протоиерея Павла Лаврова, настоятеля местного храма.

Окончил Псковское Духовное училище и Псковскую Духовную Семинарию (1897).

С 25 января 1898 - законоучитель и учитель Печерской монастырской церковно-приходской школы.

С 5 октября 1900 переведён в Утретскую церковно-приходскую школу, где и состоял до назначения священником.

17 октября 1904 епископом Псковским и Порховским Арсением рукоположен во диакона, а 22 октября 1904 – во священника в городе Пскове.

С 1904 – священник Богоявленского храма в селе Кунина Новоржевского уезда Псковской губернии. С октября 1904 также законоучитель и заведующий Кунинской церковно-приходской школой и Боровской школой грамоты.

С 27 ноября 1906 – член благочинного совета церквей IV округа Новоржевского уезда.

С 22 декабря 1908 – законоучитель Киевского земского народного училища.

12 августа 1910 переведён на погост Утретки Опочецкого уезда Псковской епархии.

С 1926 по 1936 – благочинный церквей II округа Опочецкого уезда (тогда приход относился к Великолуцкой епархии).

С 1936 по 1944 беспрерывно служил при Введенском храме погоста Утретки Пушкиногорского района. С 1941 стал также служить на соседнем приходе – Теребени, в 15-20 км от Утреток, добираясь туда на службу пешком.

В 1944 храм в Утретках был взорван во время боевых действий. После этого отец Модест переводится в Воскресенский храм села Теребень Опочецкого района, но продолжает обслуживать оба прихода до 1947 года.

Затем стал клириком Санкт-Петербургской епархии.

С 5 ноября 1947 – настоятель Казанского храма в городе Луге, благочинный Лужского округа.

С 30 октября 1948 – штатный священник храма Смоленского кладбища в Санкт-Петербурге.

С 14 октября 1949 – настоятель храма праведного Иова на Волковом кладбище.

С 28 декабря 1949 – настоятель Троицкого храма «Кулич и Пасха».

С 24 января 1952 – настоятель Дмитриевского Коломяжного храма.

С 28 мая 1952 – штатный священник Никольского Большеохтинского храма. С 28 июня 1960 – и. о. настоятеля этого храма.

В мае 1961 уволен за штат.

Скончался 28 октября 1967 в Санкт-Петербурге.

Погребён на Больше-Охтинском кладбище в городе Санкт-Петербург. Могила на Воронежской дорожке.

Источник: [Церковный некрополь. https://church.necropol.org/lavrov.html]