Принятое 10 июля 2020 года турецкими властями решение о лишении храма Святой Софии статуса музея и превращении его в мечеть прокомментировал в интервью телеканалу «Россия 24» председатель Отдела внешних церковных связей Московского Патриархата митрополит Волоколамский Иларион.

— Насколько ожидаемым было решение Госсовета Турции о статусе Святой Софии?

— Оно было ожидаемым, потому что уже неоднократно анонсировалось. Но все-таки до последнего момента мы надеялись, что власти Турции пересмотрят это готовившееся решение, и с большим сожалением, с большой болью воспринимаем то, что оно сегодня было принято.

Это удар по мировому Православию, ибо для всех православных христиан по всему миру храм Святой Софии — это такой же символ, как для католиков — собор святого Петра в Риме. Этот храм был построен в VI веке и посвящен Христу Спасителю, и для нас он остается храмом, посвященным Спасителю. И потому мы с большим сожалением воспринимаем принятое сегодня решение.

— Как Вы считаете, оно может повлиять на отношения Турции с христианским миром?

— Думаю, что принятое решение, безусловно, повлияет на взаимоотношения этой страны с христианским миром, потому что неоднократно, даже в самые последние дни, мы слышали голоса христианских лидеров, которые призывали власти Турции остановиться. Было заявление Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Кирилла, который напомнил о том, сколь много этот храм значит для Русской Православной Церкви. Именно присутствуя на богослужении в Святой Софии, послы князя Владимира ощутили, что не знают, где находятся — на небе или на земле. Вернувшись в Киев, они рассказали о том, что видели и слышали, князю Владимиру — таким образом, сделанный Владимиром исторический выбор непосредственно связан с посещением его послами храма Святой Софии. Можно сказать, что принятие Русью христианства, предопределившее всю ее историю, имеет связь именно с этим храмом, и он является для нас важным символом.

В Святой Софии до сих пор чудом сохранились фрагменты древних мозаик и, конечно, многие задаются вопросом: что произойдет с ними? Как известно, когда этот храм впервые превратили в мечеть, большинство мозаичных изображений было сбито молотками, и лишь небольшая часть из них сохранилась под штукатуркой. Так что же будет с этими мозаиками — их собьют, их замажут штукатуркой либо каким-то иным образом скроют от глаз тех мусульман, которые будут молиться в этом месте? Эти и многие другие вопросы задают сейчас православные христиане по всему миру.

— Как Вы считаете, удастся ли в текущей ситуации сохранить какой-нибудь компромисс по статусу Святой Софии? Может быть, получится договориться, что музей сохранится, а в определенные дни можно будет проводить служения как в мечети…

— Мне кажется, что турецкие власти сделали все, чтобы показать: они не желают идти на компромисс, не хотят слушать голоса, которые раздаются со стороны. Неоднократно заявлялось о том, что статус Святой Софии — это внутренне дело Турции и страна сама решает, что делать с этим храмом. Поэтому сейчас очевидно, что Турция не захотела идти на компромисс, не пожелала услышать голоса христианских лидеров и политических деятелей, которые призывали не предпринимать этот шаг. Как известно, вслед за заявлением Святейшего Патриарха Кирилла с обращением выступила Государственная Дума Российской Федерации, но оно также было проигнорировано.

Сейчас в некоторых околоцерковных средствах массовой информации на Украине и в России высказывается мысль, что через это решение турецких властей Бог наказал Патриарха Варфоломея за раскол мирового Православия. Я с этим никак не могу согласиться, потому что удар нанесен не по Патриарху Варфоломею и не по Константинопольской Церкви, а по всему мировому Православию и по всему христианству.

— Только не до конца понятно, чем же вызвано такое упорство властей Турции, которые отказываются слышать, что говорят в мире…

— Здесь, наверное, стоит сказать о том, что в Турции существует радикальный исламизм, который оказывает все более и более существенное влияние на политику этого государства. Когда в 1934 году Мустафа Кемаль Ататюрк принимал решение о музейном статусе храма Святой Софии, его целью было превращение Турции в светское государство, символом которого и стал музейный статус Святой Софии.

Сегодняшнее решение, несомненно, принято под влиянием радикальных исламистов, которые набирают силу в современной Турции. Полагаю, мы не должны входить в дискуссию относительно внутреннего положения этой страны, однако очевидно, что сегодняшнее решение скажется негативным образом и на отношении нашего народа к турецкому народу, и на межрелигиозных отношениях.

— Будет ли Русская Православная Церковь инициировать обсуждение этого вопроса со всеми Поместными Православными Церквами, а также с турецкими властями?

— Думаю, заявление, которое сделал Святейший Патриарх Кирилл, достаточно красноречиво говорит о позиции Русской Православной Церкви.

На протяжении уже целого ряда лет у нас существует диалог с Управлением по делам религий Турции, а именно в ведение этого учреждения Госсовет Турецкой Республики передал сейчас храм Святой Софии. Конечно, мы будем поднимать имеющиеся у нас вопросы в диалоге с Управлением по делам религий Турции, однако судя по атмосфере, в которой принималось сегодняшнее решение и велась его подготовка, судя по звучавшим при этом высказываниям, турецкие власти к диалогу не готовы и на него не настроены.

Конечно, мы будем продолжать попытки возвратить храм Святой Софии к тому статусу, в котором он находился в последние десятилетия. Этот нейтральный статус в большей или меньшей степени всех устраивал как некий компромисс, и то, что сейчас компромисс оказался нарушен, воспринимается как возвращение ко временам Средневековья, как напоминание о тех бедствиях, которые пережили православные народы под турецким владычеством.

Еще раз повторю: в православном и в целом христианском мире это решение турецких властей воспринимается с большой скорбью.

— Ситуация с храмом Святой Софии — это, конечно, вопрос религиозный, но складывается впечатление, что он также и политический…

— Это очевидно политический вопрос, потому что речь идет о решении турецких властей, которое ориентировано, прежде всего, на население Турции. Но печально, что были проигнорированы позиции других государств, мнения политических лидеров, что этим решением была нанесена рана христианско-мусульманским отношениям, что вновь вызывает большое беспокойство будущее храма Святой Софии. Например, мы знаем, что в мечетях запрещены всякие изображения — так что же произойдет с бесценными мозаиками, которые там сохранились? На них изображены Господь Иисус Христос, Пресвятая Богородица, Иоанн Креститель, кроме того, там имеются изображения некоторых представителей византийской истории. Куда все это денется? Продолжится ли доступ к этим мозаикам, будут ли они открыты для посетителей? Сохранятся ли они вообще?

Святая София для нас остается и останется храмом. И то, что он вновь превращен в мечеть, — это очень печальное событие.

Служба коммуникации ОВЦС/Патриархия.ru

Ранее, 6 июля, Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл выступил с заявлением по вопросу статуса храма Святой Софии:

Глубоко обеспокоен призывами некоторых турецких политиков пересмотреть музейный статус храма Святой Софии, одного из величайших памятников христианской культуры.

Построенный в VI веке в честь Христа Спасителя, этот храм много значит для всего Православия. И Русской Церкви он особенно дорог. Послы великого князя Владимира, переступив порог этого храма, пленились его небесной красотой. Услышав их рассказ, святой Владимир крестился и крестил Русь, которая вслед за ним шагнула в новое для себя духовное и историческое измерение — в христианскую цивилизацию.

Через многие поколения было передано нам восхищение достижениями этой цивилизации, частью которой мы теперь являемся. И одним из ее благоговейно почитаемых символов была и остается Святая София. Ее образ прочно вошел в нашу культуру и историю. Он давал силу и вдохновение нашим зодчим в Киеве, Новгороде, Полоцке — во всех главных центрах духовного становления Древней Руси.

В истории отношений Руси и Константинополя были разные, порой весьма непростые периоды. Но любую попытку унизить или попрать тысячелетнее духовное наследие Константинопольской Церкви русский народ — как раньше, так и сейчас — воспринимал и воспринимает с горечью и негодованием. Угроза Святой Софии — это угроза всей христианской цивилизации, а значит — и нашей духовности и истории. И по сей день для каждого русского православного человека Святая София — это великая христианская святыня.

Долг всякого цивилизованного государства — сохранять равновесие: примирять противоречия в обществе, а не обострять их; способствовать объединению людей, а не разделению.

Сегодня отношения между Турцией и Россией динамично развиваются. При этом следует принимать во внимание, что Россия — страна с большинством православного населения. А потому то, что может произойти со Святой Софией, отзовется глубокой болью в русском народе.

Надеюсь на благоразумие государственного руководства Турции. Сохранение нынешнего, нейтрального статуса Святой Софии, одного из величайших шедевров христианской культуры, храма-символа для миллионов христиан по всему миру, послужит дальнейшему развитию отношений между народами России и Турции, укреплению межрелигиозного мира и согласия.

+КИРИЛЛ, ПАТРИАРХ МОСКОВСКИЙ И ВСЕЯ РУСИ

 

Напомним, что Софийский собор назван не в честь святой Софии, как можно было бы подумать, а в честь Иисуса Христа.
По гречески Σοφία — «мудрость».  Апостол Павел в своем послании прямо говорит об Иисусе Христе как о Божьей Силе и Божьей Премудрости(1 Кор 1:24).

Строительство: 532–537 годы

Закладка камня: 23 февраля 532 года

Освящение: 27 декабря 537 года

Архитектурный стиль: Переходный от базиликального к крестово-купольному храму

Основатель: император Юстиниан I

Авторы проекта и архитекторы:
Исидор Милетский и Анфимий Тралльский

Статус: музей Айя-София

Историческая справка:

В 532 году во время восстания сгорел главный храм Константинополя. Через 40 дней после подавления мятежа император Юстиниан начал строительство Софийского собора, который должен был показать мощь Византийской империи и укрепить его позиции на троне. Через 5 лет и 10 месяцев собор торжественно освятил Константинопольский патриарх Мина. До XV века Софийский собор оставался главным храмом не только Византийской империи, но и всего христианского мира. В 1453 году турки захватили Константинополь, город был переименован в Стамбул и превратили храм в мечеть, а с 1934 году Софийский собор стал музеем и службы в нем больше не проводились.