В день памяти царственных страстотерпцев епископ Великолукский и Невельский Сергий возглавил Литургию в храме села Жижица -

Московский Патриархат
Псковская Митрополия

По благословению
Преосвященнейшего Сергия,
епископа Великолукского и Невельского
Официальный сайт

В день памяти царственных страстотерпцев епископ Великолукский и Невельский Сергий возглавил Литургию в храме села Жижица

Опубликовано 17 июля 2019 г. - 372 просмотров В день памяти царственных страстотерпцев епископ Великолукский и Невельский Сергий возглавил Литургию в храме села Жижица

17 июля 2019 года, в день памяти страстотерпцев царя Николая, царицы Александры, царевича Алексия, великих княжен Ольги, Татианы, Марии и Анастасии епископ Великолукский и Невельский Сергий возглавил Божественную литургию в храме святых Новомучеников и Исповедников Российских с.Жижица. 

Его преосвященству сослужили: настоятель храма святителя Тихона патриарха Всероссийского г.Кунья протоиерей Димитрий Соловьев; настоятель храма Воздвижения Креста Господня с.Лукино иерей Василий Полежаев и настоятель храма святых Новомучеников и Исповедников Российских с.Жижица иерей Димитрий Соловьев. Диаконский чин возглавил иеродиакон Артемий (Слесарев).

По заамвонной молитве епископ Сергий возглавил крестный ход вокруг храма и молебен святым страстотерпцам царю Николаю, царице Александре, царевичу Алексию, великим княжнам Ольге, Татиане, Марии и Анастасии.

В своем архипастырском слове, обращенном к духовенству и прихожанам храма, владыка Сергий напомнил собравшимся о жизни и последних днях святых царственных страстотерпцев и трагической судьбе духовенства и мирян пострадавших в годы гонений и репрессий.

В заключение архипастырь поздравил причастников с принятием Святых Христовых Таин и преподал святительское благословение.

Напомним, что российский император Николай II, его жена императрица Александра Федоровна, их дети - великие княжны Ольга, Татьяна, Мария, Анастасия, наследник цесаревич Алексей, а также лейб‑медик Евгений Боткин, камердинер Алексей Трупп, комнатная девушка Анна Демидова и повар Иван Харитонов были расстреляны в ночь с 16 на 17 июля 1918 года в Екатеринбурге в подвале дома горного инженера Николая Ипатьева.

После отречения с марта по август 1917 года Николай II с семьей находился под арестом в Александровском дворце Царского Села. Специальной комиссией Временного правительства изучались материалы для возможного предания суду Николая II и императрицы Александры Федоровны по обвинению в государственной измене. Не найдя свидетельств и документов, явно обличавших их в этом, Временное правительство склонялось к их высылке за границу (в Великобританию). 

В августе 1917 года арестованных перевезли в Тобольск. Основной идеей большевистского руководства стал открытый суд над бывшим императором. В апреле 1918 года ВЦИК принял решение о переводе Романовых в Москву. За суд над бывшим царем высказывался Владимир Ленин, главным обвинителем Николая II предполагалось сделать Льва Троцкого. Однако появились сведения о существовании «белогвардейских заговоров» для похищения царя, концентрации для этой цели в Тюмени и Тобольске «офицеров-заговорщиков», и 6 апреля 1918 года Президиум ВЦИК принял решение о переводе царской семьи на Урал. Царская семья была перевезена в Екатеринбург и размещена в доме Ипатьева.

Организовать расстрел всех членов царской семьи, доктора Боткина и слуг, находившихся в доме, было поручено коменданту Дома особого назначения Якову Юровскому. Сцена казни известна из следственных протоколов, со слов участников и очевидцев, и рассказов непосредственных исполнителей. Юровский рассказал о расстреле царской семьи в трех документах: «Записка» (1920); «Воспоминания» (1922) и «Выступление на совещании старых большевиков в Екатеринбурге» (1934). Все детали этого злодеяния, переданные главным участником в разное время и при совершенно отличных обстоятельствах, сходятся в том, как была расстреляна царская семья и ее слуги.

По документальным источникам можно установить время начала убийства Николая II, членов его семьи и их слуг. Автомобиль, доставивший последний приказ об уничтожении семьи, прибыл в половине второго ночи с 16 на 17 июля 1918 года. После чего комендант приказал лейб‑медику Боткину разбудить царскую семью. На сборы у семьи ушло примерно 40 минут, потом ее и слуг перевели в полуподвальное помещение этого дома, окном выходящее на Вознесенский переулок. Царевича Алексея Николай II нес на руках, поскольку тот не мог идти из‑за болезни. По просьбе Александры Федоровны в комнату внесли два стула. На один села она, на другой царевич Алексей. Остальные расположились вдоль стены. Юровский ввел в комнату расстрельную команду и прочитал приговор.

Вот как описывает сам Юровский сцену казни: «Я предложил всем встать. Все встали, заняв всю стену и одну из боковых стен. Комната была очень маленькая. Николай стоял спиной ко мне. Я объявил, что Исполнительный Комитет Советов Рабочих, Крестьянских и Солдатских Депутатов Урала постановил их расстрелять. Николай повернулся и спросил. Я повторил приказ и скомандовал: "Стрелять". Первый выстрелил я и наповал убил Николая. Пальба длилась очень долго и, несмотря на мои надежды, что деревянная стена не даст рикошета, пули от нее отскакивали. Мне долго не удавалось остановить эту стрельбу, принявшую безалаберный характер. Но когда, наконец, мне удалось остановить, я увидел, что многие еще живы. Например, доктор Боткин лежал, опершись локтем правой руки, как бы в позе отдыхающего, револьверным выстрелом с ним покончил. Алексей, Татьяна, Анастасия и Ольга тоже были живы. Жива была еще и Демидова. Тов. Ермаков хотел закончить дело штыком. Но, однако, это не удавалось. Причина выяснилась позднее (на дочерях были бриллиантовые панцири вроде лифчиков). Я вынужден был по очереди расстреливать каждого».

После констатации смерти все трупы начали переносить в грузовик. В начале четвертого часа, с рассветом, трупы убитых были вывезены из дома Ипатьева.

«Государь и государыня верили, что умирают мучениками за свою родину, - писал в воспоминаниях наставник цесаревича Алексея - Пьер Жильяр. - Их истинное величие проистекало не из их царского сана, а от той удивительной нравственной высоты, до которой они постепенно поднялись».

Когда было объявлено о расстреле, Патриарх Тихон благословил служить панихиды и сам на панихиде в Казанском соборе в Москве сказал: «На днях свершилось ужасное дело: расстрелян бывший государь Николай Александрович… Мы знаем, что он, отрекшись от престола, делал это, имея в виду благо России и из любви к ней. Он мог бы после отречения найти себе безопасность и сравнительно спокойную жизнь за границей, но не сделал этого, желая страдать вместе Россией».

Стихийное почитание членов царской семьи началось практически сразу и продолжалось весь XX век - и в СССР, и в русском зарубежье.

Предполагаемые останки Николая II, Александры Федоровны, Ольги, Татьяны и Анастасии Романовых, а также лиц из их окружения, расстрелянных в Доме особого назначения (дом Ипатьева), были обнаружены в июле 1991 года около Екатеринбурга. 17 июля 1998 года состоялось их захоронение в Петропавловском соборе Санкт-Петербурга.

В июле 2007 года были обнаружены останки, предположительно принадлежащие цесаревичу Алексею и его сестре великой княжне Марии, которые до настоящего времени хранятся в Государственном архиве Российской Федерации.

В октябре 2008 года президиум Верховного суда РФ принял решение о реабилитации российского императора Николая II и членов его семьи. Генпрокуратура России также приняла решение реабилитировать членов императорской фамилии - великих князей и князей крови, казненных большевиками после революции. Были реабилитированы слуги и приближенные царской семьи, которые были казнены большевиками или подверглись репрессиям.

Почитание царской семьи, начатое уже Святейшим Патриархом Тихоном в заупокойной молитве и слове на панихиде в Казанском соборе в Москве по убиенному Императору через три дня после екатеринбургского убийства, продолжалось на протяжении нескольких десятилетий советского периода нашей истории. Во все время советской власти на память святого царя Николая изливалась неистовая хула, тем не менее, многие в народе, особенно в эмиграции, с самого момента его гибели почитали царя-мученика. Святые царственные мученики и страстотерпцы были канонизированы: в 1934 году - Сербской Православной Церковью, в 1981 году - Русской Православной Церковью Заграницей.

Бесчисленные свидетельства о чудесной помощи по молитвам к Семье последнего российского Самодержца; народное почитание царственных мучеников в последние годы XX столетия стало настолько широким, что в августе 2000 года на Юбилейном Архиерейском соборе Русской Православной Церкви Государь Николай Александрович, Государыня Александра Федоровна и их дети Алексей, Ольга, Татьяна, Мария и Анастасия причислены к лику святых страстотерпцев. Память их совершается в день их мученической кончины - 17 июля.

Фотоматериалы