Дорога к храму -

Московский Патриархат
Псковская Митрополия

По благословению
Преосвященнейшего Сергия,
епископа Великолукского и Невельского
Официальный сайт

Дорога к храму

Опубликовано 8 мая 2015 г. - 862 просмотров Дорога к храму

Людмила Евтихиева (журналист газеты "Великолукская правда")

Жил на свете старик, было у него два сына. Головой седой поник до самого тына. Старшего звали Иваном, младшего  - Романом. Иван лежал на печи, протирал тёплые кирпичи. День и ночь Иван лежит, гривой  грязной шевелит. Некрасив он с лица, да и вид у него глупца. Говорит ему отец: «Пора поить овец, иди на чистые пруды, принеси ключевой воды.

За дровами в лес пора, ты, Иван, хмельной с утра!»  На стене мух считает, Иван с печки отвечает: «Ты отец меня не трожь, у тебя Роман хорош, он красив и статен, на работу ладен. Пусть идёт он в бор, привезёт дрова на двор. На печке буду я лежать, сны встречать и провожать». Запрягает Роман коня, ленивого Ивана браня: «Ах, ты бездельник, лежебока, одна извилина и та неглубока!» Снег пошёл, затмевая небеса, надо привезти дрова из леса. Сходить на чистые пруды, принести ключевой воды. Печь дровами истопить, обед сытный сварить. Накормить домашний скот, бежать с гармошкой за поворот».

Думает Роман о коне, сидит ворон на бревне. Каркает чью-то судьбу, завывает ветер в трубу. В лесу уже темно, волки бегают давно. Роман торопится домой, с дровами и песней удалой. Скрипит снег в тишине, мерцают звёзды в вышине. Конь бежит трусцой, на душе радость и покой. В воротах отец встречает, коня верного распрягает. Роман бежит за водой, под вечерней звездой. Кормит домашний скот, торопится с гармошкой за поворот. Красавица Дарья его ждёт, песни о любви поёт. Парень бравый Роман, он не терпит обман. Дарью любит без ума, пуста деньгами его сума.
 
Пора ему жениться,  надо с этим торопиться. Надвигался ночной туман, молвил Дарье роман: «Нежная девочка моя, безумно я люблю тебя. Поеду в другое царство, в соседнее богатое государство.  Заработаю побольше деньжат, буду скоро на тебе женат. Куплю новый кафтан, тебе свадебный сарафан. «Ты  меня только жди, без меня никуда не ходи».

Поклонился Роман отцу и родительскому резному крыльцу. Засуетился на дорогу, помолился усердно Богу. Долго, иль коротко он шёл, тропу нехожую нашёл. В лесу стояла старая избушка, а в ней безобразная старушка.  «Куда держишь путь, молодец? Работяга иль заморский купец? Здесь таможня пограничная, видишь, избушка и я горемычная. С ведьмами, лешими дружу, беглецов не метле перевожу. То на берег правый, то на берег левый. Метла моя совсем износилась, триста лет  как я здесь появилась. Работяга мзду плати, давай деньги и не крути. Съедутся ко мне гости, поиграем в карты, кости, устроим весёлый шабаш, а тебя, Роман, в шалаш». Слетелась компания такая: ведьмы и нечесть крутая. Воют, пляшут и поют, ведьму замуж отдают. Появился Кощей, как во сне, на чёрном, костлявом коне. Рёбра светятся через кожу, разметая белую рогожу. Расходился  Кощей-петух:

«Слышу, слышу чужой дух. А – это ты, работяга  Роман, засуньте мне его в карман». «Стойте, - крикнул Роман, зачем суёте меня в карман»? Я  - не раб, свободный человек обширных полей и рек» Кощей ему в ответ: «Замолчи, мой совет».
 
В цепи Романа заковали, на галеры рабом загнали. И гребёт Роман веслом, вода плещется в пролом. Волны тешутся молвой, Роман бьёт стену головой. Сидит молча он, вспоминая святой звон. Дорогой, любимый край, Дарью, свободный рай. Проходят дни и года, бежит и пенится вода. Рабство тяжкое несёт, галера быстрая плывёт. От рабства Роман освободился, домой с радостью устремился. Дома его никто не ждёт, лишь сорняк кругом гудёт.
 
Умер с горя отец, женился Иван-Глупец. Дарью в супруги взял, табак на печке мял. Только Роман на порог, Иван с печки в рог: «С чем пожаловал, братец? Величать как - беглец, купец? Много ли деньжат накопил? Много ли подарков накупил? Увидел Иван брата - босого, оборванного, грязного, худого. Стал надсмехаться над Романом, над пустым его карманом: «Ну и насмешил ты меня, явился голым соколом средь дня. Горбатился, трудом гордился, Босым и голым явился. Иди-ка ты, Роман, в свой тёмный туман.
 
Мы с Дарьей проживём, чужого ничего не берём. Своего тебе не дам, ступай к своим господам».

Бедный работяга Роман, не заслужил уважительный сан. Дарья дверь открывает, с детьми на порог ступает. Защемила сердца струна, молвила Роману она: «Ты прости меня, Роман, застелил глаза туман. Не дождалась я тебя, свою жизнь с Иваном губя. Долго, верно тебя ждала, мысли разные вела. Подруги замужем давно, осень застучала в окно. Появились седые волосы, в душе – чёрные полосы. Думаю, променял Роман меня на гнедого, заморского коня. А тут Иван под окнами ходит, молву тоскливую заводит. Просит моей руки, сея песни у реки. Вот и правда моя, для тебя чужая я».
 
Роман ничего не сказал, хлопнул дверью и прочь зашагал. Притомились его ноги, решил присесть у дороги. Видит холмик-крест стоит, на нём надпись гласит: «Мил путник остановись, моей могиле поклонись. Я - дома, а ты в пути, приют достойный себе найди».
 
Слышит Роман звон колоколов в церкви – это Божий зов. Душа обрела покой, Священник – он в церкви той.

Людмила Евтихиева