Разбитое доброе Сердце -

Московский Патриархат
Псковская Митрополия

По благословению
Преосвященнейшего Сергия,
епископа Великолукского и Невельского
Официальный сайт

Разбитое доброе Сердце

Опубликовано 21 мая 2016 г. - 238 просмотров Разбитое доброе Сердце

Людмила Евтихиева

Средь полей широких,
В осенних мыслях одиноких,
Солнце лучиком блуждало,
Бедных, одиноких согревало.
Тучи свинцовые появились,
Над полями закружились, 
Затмили солнце в небесах,
Полил дождь в полях, лесах.
Птицы с криком улетели,
Поля чернели и пустели,
Лес обнажился, когда-то густой, 
Промок, неуютный стал собой.
Лишь изредка Заяц проскочит,
Ветхие лапти промочит,
Да ворона каркнет раза два
И скроется мокрая её голова.
За соседским сказочным дворцом,
Где стоит её старенький дом,
Быстро сумерки сгущались,
Ниже тучи опускались.
Надвигалась ненастная ночь,
- Как же тёмную превозмочь?
Доброе сердце вздыхало,
На грязной дороге лежало,
Оно не стонало, не роптало,
Тихо безмолвно рыдало.
Глубокие раны на нём,
Сочилась кровь ручьём,
Билось, билось оно,
На уме было только одно:
- Жить, жить без конца,
Не умирать же изо всякого подлеца,
Который выбросил на дорогу,
Жестоко сломав правую ногу.
Проезжал Медведь мохнатый,
Мимо в карете, знатный, богатый,
Буркнул Шакалу – кучеру: «Останови!
- Видишь, что-то бьётся в крови!
Кучер молвил в ответ:
- Батюшка, мой свет,
Нельзя осадить лошадей,
Ведь на дороге нет лесных людей.
Припишут, что мы прибили,
Живую душу погубили.
Придётся мне, кучеру, отвечать,
Лучше мимо проскакать.
- Останови! Рявкнул Медведь,
- Надо помочь, умирает ведь.
Кучер осадил гнедых,
Слез с козел крутых.
Осветил дорогу фонарём,
Увидел Сердце и рану в нём.
Рана сквозила глубоко,
Кровь расползалась далеко.
Сердце омывалось кислым дождём,
Теплилась жизнь ещё в нём.
Кучер приблизиться не посмел,
Разглядеть Сердце успел.
Скорчил ехидную гримасу,
Стегнул кнутом безмолвную массу.
Сквозь зубы процедил:  «Получай своё,
Доброта  - дело не моё».
Довольный двинулся к карете,
На глаза надвинутом берете.
Безразлично Медведю сказал:
«В крови доброе Сердце узнал.
Доброта не для нас,
Поедем, батюшка, сейчас».
Вскочил на козлы, гикнул на коней,
Помчались галопом быстрей.
Вихрем скрылись из виду,
Оставив Сердцу обиду.
Сердце корчилось от боли,
Касаясь раненой доли.
В луже крови оно лежало,
И свежую рану зажимало...
 
На тройке борзых коней
Мчались волки средь полей.
Глаза горели их во тьме,
Тёмные мысли теснились в уме.
- Побуянить бы немножко,
Отнять бы снеди у кого лукошко.
Повеселились бы от души.
- Борзая тройка, не спеши.
Тройка мчится без разбору,
Рассекая ночную пору,
Валит пар из ноздрей,
Возникло Сердце перед ней.
Кони мигом остановились,
На дыбы с ржаньем взвились,
Почуяв свежую кровь,
Понеслись по дороге вновь.
Волки выпали из повозки,
На глаза сползли повязки.
На что-то лежащее наткнулись,
Цинично выругались, улыбнулись.
«Вот теперь мы повеселимся,
Вот теперь мы порезвимся.
- Ба! Гляди собрат- друг,
Ни зги не видать вокруг.
Здесь разбитое Сердце лежит,
Да ещё, поганое губами шевелит.
Мы покажем тебе, доброту такую,
Влетишь в грязь другую».
И давай Сердцем в футбол играть,
Песню лихую напевать:
«Ах, доброе разбитое Сердечко,
Словно сломанное колечко.
Катишься вдоль дорожки,
Кланяешься волкам в ножки.
Поклонишься Волку одному,
Ничком упадёшь в ножки другому.
Выбьем из тебя доброту,
Оставим раны и пустоту.
Хранило Сердце молчанье,
Лишь безмолвное рыданье
Тронуло бы душу любую.
Только не волчью такую».
Отфутболили в последний раз:
«Скройся негодное с наших глаз».
Взвилось Сердце высоко,
Улетело от дороги далеко.
Упало на сухой сук,
Где спал навозный Жук.
Протёр сонные глаза Жук,
Увидел, как Сердце проткнул сук,
Дыра сквозила насквозь,
Разделяя части Сердца врозь.
Не разобравшись в чём дело,
Внутри Жука злоба горела.
Завопил на разбитое Сердце он:
«Зачем потревожило мой сон»?
Клокотала кровь в груди:
«Во мне доброту не буди».
И воткнул острый рог,
Побольней, посильней, как мог.
Сердце сопротивляться перестало,
На мокрый настил упало.
И под хлещущим дождём
Теплилась ещё жизнь в нём.
Мимо бежали лисички,
Хитрые, модные сестрички.
В крови Сердце увидали,
Доброту в нём узнали:
- Милосердие не для нас,
В душе огонь доброты угас.
Бежим сестричка быстрей,
Пусть умирает средь полей.
Лисички быстро удалились,
Во мгле туманной скрылись,
Оставив Сердце лежать,
Тихо без слёз умирать.
Глядело оно на небо ночное,
Хмурое, свинцовое, глухое.
Ночь длилась без конца,
Нет просвета для доброго Сердца.
- О, как болит, разбитое оно,
И твердит только одно:
«Жить, как хочется жить,
И радость в этом находить»!
Ненастная ночь длилась вечность,
«И где же ваша человечность?
И почему так жесток мир?
Где же звук милосердия лир»?
 
Свинья встала среди ночи,
Продрала заплывшие очи.
Ей показалось, что стало сереть:
«Видать утро! Надо снедь посмотреть».
И помчалась вдоль дорожки,
Держа наготове ложки.
Чтоб быстрей набить желудок,
Съесть десять свежих булок.
Желудей килограммов пять,
Грецких орехов на закуску вмять.
И у заветного разбитого корыта,
Испить водицы, вот тогда и сыта.
Рылом стала настил пахать,
Направо, налево лист кидать.
На Сердце жалкое наткнулась,
Удивилась, отвернулась:
- Подумаешь,  разбитое лежит,
Чуть ножками шевелит.
Зачем попалось на моём пути,
А мне короткой шеей крути.
Направо, налево, туда-сюда,
Прямо, вперёд, назад, не знаю куда.
А потом кто виноват – Свинья.
Надоело всё, не люблю вранья.
Дав волю злословью,
Пожалела себя любовью.
Толкнула Сердце побольней,
Стала рыть ещё быстрей.
Свинья довольна собой была,
Своим мирком она жила.
И кто уж попадётся на её пути,
Тому уж головы не снести.
Свинья быстро удалилась,
Жирная спина во мгле скрылась.
 
Нынче Заяц  был в гостях,
Припозднился, шлёпал в лаптях.
С похмелья брёл Косой домой,
Что-то увидел:  
- Э, брат, постой!
Что-то в грязи лежит,
Да ещё чем-то шевелит.
Иль в глазах двоится,
Иль с похмелья голова кружится.
Дай ближе подойду
И зорким оком обведу.
Если что доброе, себе возьму,
А плохое пусть лежит, и быть сему.
Заяц ближе подходит,
Косыми глазами водит.
Туман застилает глаза,
От любопытства набухает железа.
Что-то ёкнуло в груди:
- Склонись, Заяц, погляди.
В крови сердце бьётся,
Разбитое на части рвётся...
Доброе, разбитое. Смотри,
Не доживёт и до зари!
- Вот оказия, какая,
Задача совсем не простая.
Здесь лежит неспроста,
А может, кто следит из-за куста.
Ты, прости Сердечко – друг,
Не знал тебя и не знал твой круг.
Подальше надо от греха,
Ближе к телу мои меха.
И дал Заяц такого стрекоча,
На небе вспыхнула свеча.
Хляби небесные прекратились,
Предутренние звёзды засветились.
Морозцем свежим потянуло,
В белое покрывало поля завернуло.
Запорхали белые мотыльки,
Белые бабочки – снежинки.
Среди них Ангел летел,
На нём крест блестел.
Озаряя светом кругом,
Увидел Сердце под кустом.
Кровь слегка свернулась,
Прозрачной изморозью потянулась.
Ангел около Сердца опустился,
За пульс его схватился.
Пульс неощутимо стучал, 
Последние минуты считал:
- Бедное, Сердечко, моё,
Сполна отстрадала своё.
Заберу тебя с собой,
Залечу раны, дам покой.
Бережно в ладошки взял,
К груди своей прижал.
Сердечко забилось быстрей,
И ощутил в груди своей 
Тёплый комочек доброты,
И не было холодной пустоты.
Как жар горя крылами,
Взвился Ангел над облаками.
И Сердце стучало сильней.
- Летим к солнцу быстрей!
Поднимались всё выше и выше,
Парили на небесной крыше.
С лучами солнца слились,
На землю тепло и доброта струились.