Первый в России памятник репрессированным членам православных братств открыт на Левашовском кладбище Санкт-Петербурга -

Московский Патриархат
Псковская Митрополия

По благословению
Преосвященнейшего Сергия,
епископа Великолукского и Невельского
Официальный сайт

Первый в России памятник репрессированным членам православных братств открыт на Левашовском кладбище Санкт-Петербурга

Опубликовано 29 октября 2017 г. - 83 просмотров Первый в России памятник репрессированным членам православных братств открыт на Левашовском кладбище Санкт-Петербурга

28 октября 2017 года на Левашовском мемориальном кладбище Санкт-Петербурга был открыт первый в России памятник членам православных братств, пострадавшим в годы советских репрессий. Монумент, выполненный художником Еленой Александровой и архитектором Ингой Вержбицкой, был установлен на частные пожертвования и грант конкурса «Православная инициатива» в преддверие Дня памяти жертв политических репрессий.

Молебен и освящение памятника возглавил наместник Свято-Троицкой Александро-Невской лавры епископ Кронштадтский Назарий. После молебна была совершена лития.

В церемонии открытия приняли участие настоятель храма иконы Божией Матери «Всех скорбящих Радость» протоиерей Вячеслав Харинов, сестры Свято-Георгиевского сестричества, представители епархиального духовенства, прихожане и члены братств, представители администраций Выборгского района и поселка Левашово.

Епископ Назарий отметил, что имена большинства мучеников, прославившихся стоянием за веру, не известны. Церковь канонизирует часть из них - тех, о ком сохранились документальные сведения. «Мы знаем: чем более жестокий режим, тем более тщательно он регистрирует свои злодеяния, - подчеркнул он. - Это было и в Римской империи, откуда сохранились мартирологи первых мучеников. Это было и в фашистское время. И большевистская, затем советская власть фиксировали многое о своих жертвах. Тем не менее, только Господь знает, сколько мучеников прославлено Им».

Владыка напомнил, что Александро-Невское братство по инициативе братии Лавры было возобновлено и более десяти лет занимается катехизацией и просветительством. Одно из направлений его деятельности - изыскание имен, которые еще не попали в синодик.

«Мы должны быть готовы к тому, что могут прийти времена, когда понадобится ставить перед собой такие же задачи, как ставило Александро-Невское братство, которое возникло в 1918 году как ответ на убийство протоиерея Петра Скипетрова, одного из первых новомучеников. Святой Иоанн Кронштадтский говорил, что Церковь взращена на крови мучеников. Кровь отца Петра стала семенем, из которого возродилось братство. Затем образовалось множество, возможно, немногочисленных, но деятельных братств. Друзья -это те, которые возникают в детстве, юности, с которыми мы идем по жизни. Братство - то, что возникает в Духе Святом, потому что только Господь может заставить нас назвать друг друга братьями и сестрами. Братства возникли под действием Духа Святого, Который восстал на защиту Церкви, которую основал Христос».

С приветственным словом к собравшимся обратился вице-губернатор Санкт-Петербурга Константин Серов.

От имени инициаторов создания памятника участников церемонии приветствовала Юлия Балакшина, председатель Свято-Петровского малого православного братства.

Первый проректор Свято-Филаретовского православного христианского института, председатель Преображенского братства Дмитрий Гасак отметил, что необходимо проявить усилия для восстановления исторической памяти, но при этом следовать не столько букве, сколько духу: «Мы, в надежде следующие за Христом, должны не только оглядываться назад в прошлое, но и стараться быть носителями того духа Христовой жизни, который соединил братьев и сестер в православные братства на Руси в самые трудные времена».

Анатолий Чельцов, внук священномученика протоиерея Михаила Чельцова, чье имя высечено на плитах памятника, рассказал о деде, который был настоятелем Троице-Измайловского собора и председателем епархиального совета. Он дважды приговаривался к смертной казни: по делу митрополита Вениамина, когда расстрел заменили пятью годами лагерей, и в 1931 году на Рождество Христово, когда приговор был приведен в исполнение. Место захоронения неизвестно. Пострадали от советского режима и трое сыновей священномученика. В 1935 году старший сын Павел с малолетними детьми и женой был выслан за Урал, воевал, погиб, похоронен в братской могиле в Белоруссии. Среднему сыну Семену в 1938 году, когда он был студентом, было предложено публично отречься от отца, и он отказался. Документы по его делу были обнаружены прошедшим летом: он был приговорен к десяти годам лагерей, но в 1942 году скончался в Архангельске на лесоповале. Младший сын, Георгий, был арестован в 1945 году и приговорен к пятнадцати годам, отсидел весь срок и дождался реабилитации при жизни.

Составитель «Ленинградского мартиролога» (серии книг памяти о репрессированных в советское время жителях Ленинграда), директор центра «Возвращенные имена» Анатолий Разумов отметил, что установка памятника совпала со 100-летием революции и 80-летием начала массового террора. «Левашовское кладбище - крупнейший могильник для расстрелянных: летом 1937 года здесь гуляли дети, затем одиннадцать гектаров обнесли высоким забором, и полвека никто не знал, что за ним творилось. Сейчас сюда снова пришли дети - значит, мы на верном пути, мы превращаем места ужаса в места памяти», - сказал также Анатолий Разумов.

Приветствие участникам торжественной церемонии направили митрополит Кемеровский и Прокопьевский Аристарх, митрополит Красноярский и Ачинский Пантелеимон, потомки репрессированных членов братств.

По оценкам историков, в Петрограде в начале XX века было более тридцати православных братств. Мощным импульсом к их возникновению стал призыв Патриарха Тихона в 1918 году. Члены братств защищали от поругания и разорения святыни Александро-Невской лавры, устраивали в голодном Петрограде благотворительные обеды, помогали семьям заключенных, работали в больницах и детских домах, поддерживали уникальный Богословский институт для мирян, проводили открытые беседы и лекции о вере. Православные братства были ликвидированы советской властью к 1932 году. Почти все их руководители оказались в тюрьмах и ссылках. Однако, как отмечает историк Сергей Фирсов, впоследствии «именно из братской среды выходили лучшие церковные деятели, оказавшие огромное влияние на формирование следующего поколения священнослужителей».